сегодня
последний номер
№11 / 7 Июня
Организации Группы «ЛУКОЙЛ» в Пермском крае

ФЕНОМЕН СУХАРЕВА

Вениамин Платонович Сухарев, долгое время возглавлявший пермский нефтеперерабатывающий завод, стал героем новой книги Светланы Федотовой. 9 мая ему бы исполнилось 80 лет...
ФЕНОМЕН СУХАРЕВА

Светлана Федотова говорит: «Вениамин Платонович Сухарев – мой любимый герой. Очень давно мечтала написать о нём книгу, разными способами интриговала – то с одной стороны зайду, то с другой, а тут всё совпало».

 – Вениамин Платонович для пермской нефтянки фигура очень значимая. Не было какого-то страха, ведь знали, что к книге будут предъявлять особые требования?

– Я считаю, что время, когда работала над книгой, было одним из лучших в моей жизни с точки зрения внутреннего комфорта. Все с огромным удовольствием о нём вспоминают и говорят, рассказывают много хорошего. Всегда приятно, когда твой герой не только профессионал, но и человек хороший. Например, пригласили ветеранов на встречу во Дворец культуры им. Ю. А. Гагарина, чтобы они рассказали о Сухареве. Каждый хочет что-то рассказать. Заглянула женщина: «Что вы тут сидите?» «Да вот про Сухарева рассказываем!» «Стойте! Стойте!» Всех перебила. «Вот был у меня случай. Возвращаемся с лыжной прогулки, уже темнеет. А навстречу Вениамин Платонович с сыном идёт. Темно, а они в лес пошли. Он работал и, наверное, ребёнку обещал в лес сходить». Люди готовы вспоминать мелочи. Вениамин Платонович был человеком абсолютно неординарным, выдающимся. И вот рефрен всех воспоминаний о нём – таких людей нет и уже не будет.

А почему нет и не будет? Потому что он сочетал в себе огромный интеллект, умение понять ситуацию, огромную волю и человеческие качества. Как Андрей Равелевич (Кузяев. – Авт.) сказал: «Он был тёплым пермским солнцем. Тёплым для всех».

– Светлана, а что-то открыли вы для себя новое в личности Сухарева?

– Для меня огромным удивлением была его биография. Всё же думала, что она была не столь драматичной. Он родом из Кунгура, из многодетной семьи. И когда стала узнавать, как он поднимался наверх, была потрясена. Отец у него был мастером на все руки, но пил, мама работала уборщицей. И дети вместе с матерью полы мыли во дворцах культуры, где она работала, печи топили. В школе он учился средне. С огромным трудом перебрался в Пермь. Жил в общежитии, в комнате на четверых он был пятым, спали на кроватях они по очереди. И тем не менее смог поступить в институт и на очень сложном предприятии, пройдя все абсолютно ступеньки, смог дойти не просто до генерального директора, а до Великого генерального директора. Конечно, меня это потрясло. Почему? Потому что есть убеждение, что кто-то где-то там наверху был, помогал ему. А человек сам себя сделал.

– Многим кажется, что о Сухареве уже известно всё. Что вы сами лично хотели сказать своей книгой?

– Свою глубинную цель я видела в том, чтобы рассказать людям, особенно тем, кто сейчас наверху, что можно и нужно оставаться человеком, к людям относиться по-человечески. Это почему сейчас всё забылось? Кажется, что люди – это персонал. А люди помнят очень маленькие, незначительные вещи. Расскажу вот какой эпизод. Он в книгу не вошёл, но для меня он очень дорог. С одним из интервьюируемых общалась в машине. И обратно когда ехали, водитель ко мне повернулся и сказал: «Можно я свою историю вам про Сухарева расскажу?» «Расскажите!» «Праздновали юбилей Вениамина Платоновича в театре оперы и балета. Обычно мы ждём, своя водительская тусовка. А тут нас тоже пригласили, посадили за стол, мы тоже были на юбилее гостями. И даже было немного неловко, что мы пришли без подарка».

– Как писалась книга?

– Очень легко. Нужно было просто записать и расшифровать, искать слова не нужно было. Люди сами всё сказали. Самые потрясающие сказал водитель Сухарева: «Человек из человеков». Такое не придумаешь, даже если сто лет думать. Человек из человеков!

Во время работы случались и мистические истории. Десять лет назад в 2008 году я писала материал о юбилее пермской нефти, и мне нужно было встретиться с Вениамином Платоновичем. Он меня радостно встретил. Я его прошу: «Расскажите о Тульникове, о Кобякове». Он начинает говорить, но через пару предложений уже про завод рассказывает. Я опять за своё: «Как у вас поставки были организованы?» «Ну как были организованы… А вот у нас в "Пермнефтеоргсинтезе", вот что было...»

Я когда над книгой работала, вспомнила, что у меня это интервью было. Дай, думаю, проверю, может быть, есть то, что тогда было не опубликовано. Проверила, записано 58 минут разговора с Вениамином Платоновичем! Он говорит и про службу в армии, и про то, как ему приходилось куски собирать. В школе когда учился – голодал, специально дежурил в классе, чтобы крошки хлеба, которые оставались в партах, собирать. Даже то, счастлив ли он, рассказал. Такой вот привет через 10 лет от него. Он помог мне!

6_феномен_3.jpg

– Весь собранный материал вошёл в книгу?

– Нет, многое осталось. У меня был формат – 100 страниц. Получилось более 200, пришлось сократить. Могу сказать, что в книгу вошло много фотографий, причём отдавали предпочтение тем, которые нигде ещё не печатались. Сегодня мечтаю о втором, дополненном издании.

 – Какие ощущения остались от работы?

– На душе легко. Я и раньше хорошо относилась к Вениамину Платоновичу, а сейчас просто влюбилась. Могу только повторить: «Таких больше нет и не будет». Огромное счастье, когда такой человек был в жизни. Не скрою, что многие на интервью плакали, вспоминая о нём. Он олицетворял заботу и защиту. Очень важно, когда у тебя в жизни есть такой человек, с которым ты можешь посоветоваться и с которым можешь стоять спиной к спине к мачте и биться с врагами.

Я хочу сказать огромное спасибо Вере Александровне Сухаревой, которая была моей путеводной звездой – помогала и поддерживала, всем ветеранам, работникам ООО «ЛУКОЙЛ-Пермнефтеоргсинтез». Для меня организовали прекрасную экскурсию на завод, где я побывала второй раз в жизни. Первый раз я была в 90-х годах, когда Вениамин Платонович пригласил журналистов, чтобы показать своё предприятие. В этот раз мне даже показали, где была установка, которая в 60-е годы взорвалась.

А с Верой Александровной был связан ещё один очень интересный эпизод. Когда пришла знакомиться, то она сказала: «Ну кому нужны сегодня книги? Никто не читает, и эту никто не будет читать». И для меня было очень важно, как Вера Александровна к этой книге отнесётся. Написала, направила ей. Сутки нет ответа, двое. Я вся извелась. Звоню. Спрашиваю: «Ну что, Вера Александровна?» В ответ: « Я пока на даче, не читала». Ещё сутки ожидания, я вся поседела. А потом Вера Александровна позвонила и сказала: «Ну, наша книга лучше всех будет!»

6_феномен_2.jpg

Наталья ДЕМЕНТЬЕВА

Вернуться