сегодня
ЛУКОЙЛ – Прикамью
последний номер
№22 / 29 Октября
Организации Группы «ЛУКОЙЛ» в Пермском крае

ЖИЗНЬ КАК ПЕСНЯ

Когда председатель совета директоров «ЛУКОЙЛа» Валерий ГРАЙФЕР в один из своих рабочих визитов посетил Пермь и побывал, в том числе, в Музее пермской нефти, то речь там неожиданно зашла и о его преддипломной практике в тресте «Краснокамскнефть». Валерий Исаакович вспомнил своего куратора — геолога Любовь Тырикову. «Кстати, а не найдется ли у вас случайно ее снимка?» — поинтересовался он в ходе экскурсии у работников музея. Разумеется, снимок нашелся — да не один, а множество!..
ЖИЗНЬ КАК ПЕСНЯ

Были там и семейные снимки, и те, где Любовь Михайловна запечатлена с коллегами со своего родного нефтепромысла № 1 «Краснокамскнефти», где она проработала многие годы. Даже если не знать, что начало трудовой биографии Любови Тыриковой пришлось на военные годы, то об этом за нее рассказали сами фотографии, которые безошибочно «просканировали» для потомков ее внешность и лица окружавших ее людей, бытовые особенности того периода, моду…

От мечты к реальности

Вот, к примеру, снимок 1944 года, на нем — коллектив нефтепромысла. За спиной позирующих — бревенчатый барак, где находилась главная контора треста, а на ступенях расположились — кто стоя, кто сидя — специально принарядившиеся по случаю фотосъемки нефтяники. Женщины — в нарядных и легких крепдешиновых платьях, мужчины — почти все при галстуках, в костюмах военного покроя, которые отличались широкими брюками и объемными лацканами пиджаков. И где же среди этих людей Любовь Михайловна Тырикова? Да вот же она: во втором нижнем ряду, третья слева! Нарядная, красивая, с пышной копной вьющихся от природы волос…

Родилась Люба в Нижневартовске. Именно там, вблизи этого города в начале 60-х годов было открыто одно из крупнейших в России и мире нефтяных месторождений — Самотлорское. Впрочем, это событие семья Тыриковых (где, кроме Любы, было еще шесть сестер) не застала, перебравшись задолго до этого в Краснокамск.

После школы Люба, решив стать геологом, поступила в Пермский нефтяной техникум. Она, пожалуй, оказалась первой в своем роду, кто захотел связать жизнь с нефтяной геологией. До этого в семье были сплошь учителя и врачи. Люба же еще со школьной скамьи рисовала в своих мечтах, как она будет ездить в экспедиции, вести полевой дневник, отбивать геологическим молоточком куски горной породы… Так все и случилось! Училась с увлечением. Получив диплом, распределилась в трест «Краснокамскнефть».

Годы триумфа

30–40-е годы явились для Краснокамска периодом триумфа. В 1935 году разведано Краснокамское месторождение, организован Краснокамский нефтепромысел. А дальше — «куй» нефть, пока горячо: в 1936-м знаменитая скважина № 7 с глубины 900 с небольшим метров дала нефть, которая оказалась лучшей из всех, добытых на тот момент в Прикамье. В 37-м нефтяникам удалось достичь самой высокой добычи за время существования промысла — свыше 2 тыс. тонн нефти. Через год получена первая нефть Северокамского месторождения, запасы которого насчитывали 10 млн тонн.

Вот на такой передовой промысел, который не раз гремел на всю страну, и пришла в 1940 году Тырикова. В разные периоды работала и геологом, и инженером, и ведущим специалистом в геологическом отделе. Знакомясь с воспоминаниями ее коллег, а также газетными публикациями того времени, понимаешь, что условия труда и быта мало напоминали «сахарные». Скважины Краснокамского месторождения располагались на заболоченной торфяной местности. Одна из основных проблем — отсутствие хороших дорог. Остро ощущалась нехватка квалифицированных кадров и оборудования.

Но нефтяники продолжали стоять на своем, отвоевывая у земли метр за метром. В конце концов та начала сдаваться. Так, в декабре 1942 года Краснокамская контора турбинного бурения впервые в мире стала применять турбинное бурение опытной наклонно направленной скважины. Следующим шагом явилось кустовое бурение. Свое веское слово сказали и геологи. Благодаря внедрению передовых методов нефтеотдачи, которые предложили специалисты этого отдела, краснокамским нефтяникам очень быстро удалось добиться суточного прироста на сто с лишним тонн нефти.

В 1944 году геологическая служба нефтепромысла № 1, где трудилась Любовь Михайловна, разработала новую технологию для скважин с пониженным дебитом и неравномерным поступлением нефти к забою. Переведенные на периодическую эксплуатацию, скважины стали работать лишь несколько часов в сутки, а во время простоя, который никак не сказывался на общем дебите, скважинам удавалось «подкапливать» жидкость. Эта и другие наработки геологам дались не сразу. Те дневали и ночевали на промыслах, идя методом проб и ошибок. Успехи геологической службы нефтепромысла № 1, которую возглавляла Тамара Васильева, складывались из многого — глубокого анализа, точных расчетов, интуиции.

Еще одним из наиболее значимых событий для прикамских нефтяников явилось открытие в 1945 году первой на Урале девонской нефти. При разбуривании Северокамского месторождения геологи надеялись найти нефть на глубине до 2 тыс. метров. Они смотрели в самую точку: разведочная скважина № 8 в девонских отложениях на глубине 1 781 метра дала мощный нефтяной фонтан…

И хотя работа для Любови Михайловны, как и для ее коллег, всегда стояла на первом месте, геологи умудрялись участвовать во всех общественных мероприятиях промысла, будь то сбор средств на строительство эскадрильи самолетов «Краснокамский нефтяник», сбор теплых вещей для фронта или участие в массовых лыжных соревнованиях. После войны Любовь Тырикова в числе многих работников нефтепромысла была награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.».

Учительская жилка

Да-а, видимо, не зря в роду Тыриковых были учителя! Умение просто и доходчиво разъяснять сложные вещи досталось по наследству и Любови Михайловне. Так, своим первым учителем нефтяного дела называет Тырикову Анатолий Паклин, ставший впоследствии главным геологом НГДУ «Краснокамскнефть». Анатолий Михайлович вспоминает, что когда в 1959 году он пришел в управление, то, имея базовое геологическое образование, мало был знаком с нефтяной геологией. Так сложилось, что, работая в одном кабинете с Тыриковой, все свои многочисленные вопросы ему приходилось адресовать, в том числе, и ей. «В такие минуты она откладывала все свои, даже самые срочные, дела и часами могла рассказывать то, чего не найдешь ни в одном учебнике. Замечательным была практиком!» — вспоминает о ней Анатолий Михайлович.

Своего рода учениками для Любови Михайловны стали и студенты института им. Губкина Валерий Грайфер и Михаил Путилов, которые в 1952-м проходили в Краснокамске практику. Валерий Исаакович Грайфер может многое сегодня рассказать о Любови Михайловне, которая была для него не только куратором практики, но и своего рода «проводником», открывшим для начинающего специалиста особенности нефтяного района и красоту прикамской «нефтянки». Дипломная работа Валерия была посвящена анализу результатов и мероприятий по внедрению вторичных методов добычи на Краснокамском месторождении. Любовь Михайловна щедро делилась с ним тем бесценным практическим опытом, который наработала за все предыдущие годы. Товарищ Грайфера по институту Михаил Путилов, который впоследствии вырос до заместителя генерального директора ВНИИ нефти, в числе тех специалистов НГДУ «Краснокамскнефть», оставивших в его душе самые теплые воспоминания, называет и геолога Любовь Тырикову. К слову, Любовь Михайловна окончила тот же институт, где учились будущие светила «нефтянки», только заочное отделение.

Вторая мама

Рассказ о Любови Михайловне был бы неполным, если не затронуть еще некоторые стороны ее жизни. Так сложилось, что своей семьи она не создала. Зато стала буквально второй мамой для своих четверых племянников, с которыми нянчилась буквально с пеленок. Одна из них, Маргарита Дзюбенко, вспоминает, что во время войны отца забрали на фронт, а мама сутками работала хирургом в краснокамском госпитале. Выручала любимая тетя: водила ребятишек в садик, читала книжки, играла. А выпадала свободная минута — все собирались за большим столом, и Люба писала письмо на фронт. Потом, когда дети чуть-чуть освоили грамоту, то делали это уже самостоятельно, а Любовь Михайловна на правах взрослой руководила процессом. Получалось здорово!

Была она еще и большой рукодельницей. Ее племянники до сих пор хранят чудесные вышивки, которые в прежние годы украшали сначала комнату в общежитии, а затем и квартиру Любови Михайловны. Еще она очень любила петь. Была главной запевалой на всех семейных и дружеских посиделках. Интересно, но, несмотря на военное лихолетье и другие невзгоды, она и свою жизнь тоже старалась строить красиво, «петь» ее, как песню. Характер Люба имела спокойный и добрый. Такой ее и запомнили люди.

Наталья СОЛОВЬЁВА

Вернуться