сегодня
последний номер
№9 / 10 Мая
ООО «ЛУКОЙЛ-ПЕРМЬ»

«МАЙНА» И «ВИРА» ПЕРВОЙ УРАЛЬСКОЙ НЕФТИ

Выяснить новые подробности о первом нефтяном промысле Прикамья спустя почти девять десятилетий! Для Музея пермской нефти это оказалось почти такой же неожиданностью, как и сама найденная в 1929 году нефть.
«МАЙНА» И «ВИРА» ПЕРВОЙ УРАЛЬСКОЙ НЕФТИ

Именно этой датой привлекли нас старые номера газеты «Звезда», обнаруженные в многочисленных развалах пермского «Антикварного салона». Некоторые обстоятельства, цифры и факты, описанные чрезвычайно подробно и живо, встречаются впервые.

Когда 16 апреля 1929 года Верхнечусовские Городки стали «нефтью», на «нефть» потянулись сотни людей: организовать новое дело, работать в этом деле, просто увидеть нефть «в натуре» и, конечно, писать о ней, оповещая читателей о радостных днях открытия, а затем о буднях нефтяного строительства с их успехами и проблемами. Ожидание буровых машин из Грозного и Баку, нехватка квалифицированных кадров и затруднения с подбором неквалифицированной рабочей силы, бытовые условия и расселение всей этой трудовой армии – злободневные темы первого года. Нефть всех застала врасплох! Благо верхнечусовские крестьяне жили довольно просторно и для вновь прибывающих рабочих и представителей организаций охотно уступали углы в своих избах, пока строилось новое жильё.

7_нефти_3.jpg

Крестьяне, занимающиеся извозом, казалось, о нефти знали почти всё: сколько тракторов работает на Валёжнинском тракте, для чего привезены большие трубы, где профессор Преображенский и скоро ли приедет Максим Горький. Его ждали не как писателя, а как члена ЦИК, который непременно должен был «взгреть дорожных строителей». Дорогу на нефтепромысел ругали во всех газетах, из номера в номер. 20 километров до нефтепромысла пробирались по 6–7 часов. По приказу зампредседателя ВСНХ Иосифа Косиора её пытались привести в проезжее состояние к 1 августа, но дело никак не ладилось: то не хватало рабочих рук, то не было гравия. Спецкор «Звезды» Казанский в репортаже, опубликованном в конце июля, сообщал, что со станции Валёжной найти подводу непросто: меньше, чем за червонец колёса не вертелись. Но после дождя не помогал и червонец. Его спутница – работник ЦК германской компартии Фрида Рубинер – сначала наблюдала за всем с любопытством, а потом с ужасом: в Германии представить нечто подобное сложно даже человеку с самой богатой фантазией. К концу августа, когда на тракт было потрачено 40 тысяч рублей, подвода катилась уже спокойнее и ровнее, чем по пермским мостовым.

Сам промысел «Уралнефти» к этому времени тоже преобразился. Теперь это была уже не одна буровая. Спецкор сообщал: «Скважина-"бабушка" фонтанирует, давая 21 тонну каждые сутки. Эта нефть по трубопроводам сначала переливается в мерники, а затем направляется в резервуар. На всякий случай к скважине уже приставлена специальная качалка, которая будет качать нефть насосом. К концу августа «выросли» ещё пять новых вышек, вся площадь промыслов была пересечена глубокими двухметровыми траншеями для водопровода и нефтепровода. На буровых установках ввели непрерывную неделю – «майна» и «вира» не смолкали ни днём ни ночью. Наблюдая за процессом бурения ударным станком на буровой № 4, спецкор делает вывод: «Египетская работа».

7_нефти_2.jpg

Какие ставки в «Уралнефти»: верно ли, что тройные? Этот вопрос не один месяц будоражил местных жителей, но в конце концов действительность промыслового быта их разочаровала. «Жизнь рабочего представлялась верхнечусовскому крестьянину каким-то сплошным восьмичасовым праздником с ежедневным перерывом в 16 часов для кино, клубных постановок и принятия пайка, сплошь состоящего из белого хлеба с изюмом», – пишет спецкор Казанский в одной из заметок.

16 сентября 1929-го в Верхнечусовские Городки вновь прибыла комиссия с видными геологами Иваном Михайловичем Губкиным и Павлом Ивановичем Преображенским, и вновь, как в мае 1929-го, во главе с зампредседателем ВСНХ Иосифом Косиором – факт, прежде неизвестный в летописи пермской нефти. Геологическая комиссия работала в течение пяти дней, проводя ежедневно не по одному совещанию. Спецкор «Звезды» регулярно передавал новости с нефтепромысла по телефону, информационных поводов было хоть отбавляй: "Уралнефть" будет бурить 50 скважин; вместо шоссе Комариха – Верхнечусовские Городки через два месяца построят железнодорожную ветку протяжённостью 12 километров; ВСНХ даст лучшее импортное оборудование, превосходящее оборудование в Баку и Грозном, и дело на Верхнечусовском нефтепромысле, как заверил Косиор, будет поставлено "с иголочки". В ответ общее собрание рабочих «Уралнефти» избрало Иосифа Викентьевича почётным буровым мастером уральских нефтяных промыслов, постановив выдать ему спецодежду и расчётную книжку. Вручая их, ключник Опришко заявил: «Пусть буровой мастер товарищ Косиор бурит всех меньшевиков, эсеров и контрреволюционеров, а рабочие "Уралнефти" приложат все старания и знания к наилучшему бурению».

Юлия ЛЯХОВИЧ

Вернуться