сегодня
последний номер
№16-17 / 30 Августа
Филиал ООО «ЛУКОЙЛ-Инжиниринг» «ПермНИПИнефть» в г. Перми

ПЕРМСКИЙ ПЕРЕКРЁСТОК

Ирина Гурбатова, главный специалист Центра исследования керна и пластовых флюидов института «ПермНИПИнефть», не представляла, что её жизнь так крепко переплетётся с Пермью. А ведь не раз, ещё в детстве, город на Каме буквально врывался в жизнь...
ПЕРМСКИЙ ПЕРЕКРЁСТОК

Архангельск. Солёный морской ветер. Кромка земли. На причале хрупкая девчонка в лёгком платьице держит маму за руку и вглядывается в горизонт. Нет, ещё не плывёт.

– Папка! – вдруг раздаётся радостный детский крик. Иришка со всех ног мчится к подплывающему к причалу судну. Пронзительные детские глаза вглядываются в каждую фигуру, спускающуюся по трапу. «Вот он!» И почти сбивая отца с ног, бросается ему на шею.

Воспитанная в семье моряка, Ирина ещё в детстве мечтала исследовать. Морские глубины, древесину, да мало ли что ещё – ей всё было интересно! Исследовала не как обычные дети, которым вдумчивая работа наскучивала уже через час, а по-настоящему. Глубоко и серьёзно…

Морской закон

Родной Архангельск – город морской. Здесь буквально всё связано с морем. Бывало, отец брал дочь с собой на корабль. И она всегда поражалась крепкому командному духу экипажа. А иначе никак. Море – исключительно командная работа.

Позже Ирина Гурбатова не раз скажет отцу спасибо за эту школу жизни. И всегда будет собирать вокруг себя именно команду – единомышленников, надёжных соратников и таких же бесконечно влюблённых в науку людей.

У Гурбатовой не было ни единого шанса не полюбить бескрайние водные просторы. Сегодня, живя в городе на Каме, она часто приходит на пирс. Для неё вода – это нечто магическое, не познанное до конца. То, что объединяет с родным Архангельском. И это только один из её личных пермских перекрёстков.

Первая из могикан

– В вашей семье ещё есть нефтяники? – спрашиваю свою героиню.

– Нет, я первая, – не раздумывая отвечает Ирина Павловна. – Все моряки. Дед водил суда по реке, папа был штурманом на море. В общем, потомственные поморы. Ой, а кстати… Отец в последние годы работал капитаном наливного танкера – заправлял суда топливом в акватории. Ну надо же! Я никогда не думала на эту тему. Оказывается, и в этой плоскости у меня есть точки пересечения.

А ещё в памяти всплыли воспоминания о друге семьи, который часто бывал в их доме и в своё время работал капитаном судна «Кунгурлес». И это далеко не последнее пересечение в пермской системе координат.

Культурный слой

Музыка… Особенно классическая, так похожа на море. В неё юная исследовательница Ирина могла погружаться бесконечно. Но Архангельск, в отличие от Перми, был совершенно нетеатральным городом. Надо ли говорить, какой фурор на девчонку произвела новость о приезде к ним Пермского театра оперы и балета им. П. И. Чайковского.

– Это был праздник какой-то! – вспоминает Ирина Гурбатова, говоря с искрой в глазах. – Я была под сильнейшим впечатлением от солистов. Когда через несколько лет судьба предоставила мне возможность побывать в Перми на рабочем семинаре, я первым делом купила билеты в театр.

Сегодня Ирина Гурбатова – завсегдатай пермского оперного. Бывает на камерных встречах с ведущими солистами, практически не пропускает премьеры. Пермь и в культурном слое сыграла в её жизни особую роль.

Физика и химия

– Я всегда мечтала об исследовательской работе. Меня интересовали и привлекали такие науки, как математика и физика. Больше в какой-то степени даже математика. В школе я всерьёз начала интересоваться химией, – рассказывает героиня. – Она мне показалась очень интересной. И я пошла учиться в Архангельский лесотехнический институт на химика-технолога.

А по окончании пришла на работу в «Архангельскгеологию» – там был очень крупный лабораторный центр по исследованию. Во вновь открывающуюся лабораторию физики пласта. Так и началась история поклонницы химии в петрофизике. Вот, новый поворот...

Я люблю людей увлекающихся. Их видно сразу. Но Ирина Гурбатова в этом ряду – на особом месте. Она не просто увлечённая, а до глубины души влюблённая в свою работу. Видели бы вы её глаза, когда она рассказывает об исследованиях, которые ей довелось проводить, о знаменитых учёных, встретившихся ей на профессиональном пути. Виктор Петрович Потапов, Борис Израилевич Тульбович, Николай Нилович Михайлов, Петерсилье Виктор Иосифович… Светила! С каждым она не просто знакома лично. С каждым ей удалось поработать рука об руку. И готова уже сама делиться своим огромным багажом знаний. Благо, что есть кому его передавать.

Верное сердце

Уже окончательно перебраться в Пермь Ирине Гурбатовой довелось, когда по решению Президента Компании Вагита Алекперова Центр исследований керна в Архангельске был присоединён к ЦИКиПФ института «ПермНИПИнефть». Сюда же, в Прикамье, было перевезено всё современнейшее оборудование. Именно с этого началась новая история Центра исследований керна и пластовых флюидов в Кунгуре. Расширилась география исследуемого керна и нефтяных месторождений. Пермский край, Тимано-Печорская провинция, месторождения юга Ирака.

– Когда жизнь даёт тебе какой-то шанс – не надо отказываться. В своё время я уже в

довольно зрелом возрасте защитила диссертацию. Никогда не поздно заняться наукой!

И когда мне был предоставлен такой шанс – переехать в Пермь, – я решила воспользоваться им, – говорит Ирина Павловна.

Керн всему голова, считает моя героиня. И сравнивает его с сердцем месторождения. Сама этимология этого слова означает «ядро, сердцевина». Именно этот круглый образец горной породы – единственный источник прямой информации о фильтрационно-ёмкостных свойствах пласта. Все остальные – геофизические исследования скважин, различные испытания – уже косвенные методы.

У Ирины Павловны свой, особый взгляд на исследования керна. Здесь важно всё – от того, как его достали на буровой, и до результатов исследований.

– Некоторые считают, что извлекать керн из труб, маркировать, очищать от бурового раствора – это достаточно несложная техническая работа, которую может исполнять неспециалист. Ничего подобного! Это самый важный этап работы, – говорит Ирина Гурбатова. – И вот в чём мне нравится физика и её преимущества по сравнению с химией: образцы не уничтожаются, они остаются. Образец керна – это бесценный материал ещё и потому, что его можно использовать многократно.

О своей работе моя героиня может говорить долго, часами. И глядя на то, с какой любовью она это делает, невольно проникаешься до глубины души. И веришь, что в любом, даже самом, казалось бы, на первый взгляд изученном образце керна с помощью новых технологий можно открыть что-то новое и неизведанное. И она откроет. Обязательно откроет!

Елена РЕПИНА

Вернуться