сегодня
последний номер
№8-9 / 16 Мая
ООО «ЛУКОЙЛ-Пермнефтеоргсинтез», ОП ООО «ЛУКОЙЛ-АЭРО-Самара» в г. Перми

ВОЗДУШНЫЙ ФОРПОСТ

Уже не первый год лукойловцы стоят на страже мирного неба, обеспечивая боеспособность воздушных кораблей. Корреспонденты газеты «Пермская нефть» впервые в истории вместе с сотрудниками ОП ООО «ЛУКОЙЛ-АЭРО-Самара» в г. Перми заправляли топливом боевую машину.
ВОЗДУШНЫЙ ФОРПОСТ

Топливо для реактивных двигателей марки РТ производят из лигроина, который ещё называют нафтой или тяжёлым бензином. Он рождается на свет в ректификационных колоннах установок атмосферно-вакуумной трубчатки (АВТ) вместе с бензинами, дизельным топливом, мазутом и гудроном, но в отличие от своих прямогонных собратьев, отправляющихся затем в длительное путешествие по технологическому циклу, практически полностью «готов к употреблению» сразу после процесса гидроочистки, освобождающего его от серы. Для придания реактивному топливу окончательных эксплуатационных свойств на выходе в него добавляют противоизносную и антиокислительную присадки.

В процессе подготовки авиационного топлива участвует всё нефтяное сырье, приходящее в «ЛУКОЙЛ-Пермнефтеоргсинтез» из южных и северных районов Прикамья, а также из Западной Сибири. Лигроин выдают «на-гора» все четыре заводские АВТ. А вот удаляет сернистые соединения лишь одна установка гидроочистки из четырёх, специально «заточенная» на работу с данной фракцией.

Рецепт качества

Как и другие технологические процессы пермского завода, «рецепт» приготовления топлива для реактивных двигателей строго регламентирован. Малейшее отступление от стандарта может привести к забраковке всей партии продукта и дальнейшему использованию его только в качестве компонента для производства иного вида топлива, например дизельного. За этим строго следят не только автоматика и заводские службы контроля, но и сотрудники существующего при пермском предприятии военного представительства Министерства обороны РФ. Инженеры в погонах, а также гражданские специалисты, сопровождающие весь процесс производства авиационного топлива и процедуры контроля его качества, начиная от прихода сырой нефти на завод и заканчивая парком готовой продукции, включая её отгрузку. Причём делают это для всего объёма производимого авиационного топлива, независимо от того, в каких воздушных судах – гражданских или военных – оно будет использоваться.

Каждая партия топлива РТ проходит как минимум три строжайшие проверки в Центральной заводской лаборатории. О качестве продукта судят по 25 показателям, в числе которых температура начала кристаллизации, фракционный и углеводородный составы, вязкость, кислотность, йодное число, температура вспышки в закрытом тигле и ряд других. По российскому ГОСТу топливо для реактивных двигателей не должно застывать до температуры минус 55° С. Технический регламент Таможенного союза ещё строже – он предписывает авиационному топливу сохранять свои свойства и при минус 60° С. Интересно, что цвет топлива не является браковочным показателем. По стандартам он может колебаться от бесцветного (именно такое и производится в Перми) до бледно-соломенного. А вот изменение цвета топлива в процессе хранения может служить сигналом к началу перепроверки по всем показателям качества.

1_форпост_3.jpg

Возможность оперативного контроля существует и на этапе непосредственного производства. На установках первичной переработки нефти работает система улучшенного управления, которая способна определять примерное качество продукта в режиме онлайн. При отклонениях от нормы можно оперативно вносить коррективы в технологический режим.

Топливо для реактивных двигателей с Пермского нефтеперерабатывающего завода по трубопроводу поступает в резервуарный парк ОП ООО «ЛУКОЙЛ-АЭРО-Самара» в г. Перми. Как говорит директор подразделения Ирина Отинова, это идеальная система поставок. После приёма топливо в резервуарах обязательно паспортизуется сотрудниками лаборатории. Перед выдачей из резервуара проходит дополнительную проверку авиатехником, затем через насосно-фильтрационную станцию поступает в пункт налива и выдаётся в аэродромные топливозаправщики. Последние следуют на перрон аэропорта, где осуществляется заправка воздушных судов.

Вся система работы направлена на то, что работники ОП ООО «ЛУКОЙЛ-АЭРО-Самара» в г. Перми заправляют высококачественное топливо в воздушные суда, которые летают в самые разные точки мира, а военные выполняют боевые задачи.

Вся работа предприятия нацелена на своевременное и оперативное обеспечение самолётов военной и гражданской авиации качественным топливом.

Контроль за качеством осуществляется на всех этапах движения топлива от приёма в резервуар до выдачи в баки ВС.

1.jpg

На страже мира

Работники ОП ООО «ЛУКОЙЛ-АЭРО-Самара» в г. Перми полушутя-полусерьёзно говорят: «Третий год мы несём службу по охране нашего государства». По большому счёту так оно и есть. Начиная с 2016 года, предприятие работает по исполнению государственного контракта по заправке самолётов авиационной базы «Сокол».

Авиабаза ведёт свою историю с 1952 года. За более чем шесть десятков лет многое изменилось. Но мастерство лётчиков, которые в любую погоду поднимают в небо многотонные машины и выполняют боевые задачи, неизменно.

1_форпост_7.jpg

Сегодня на вооружении воинской части стоят воздушные корабли МиГ-31 БМ. Почему корабли? Дело в том, что воздушное судно свыше 40 тонн официально называют кораблём. Так что МиГ-31 – самый настоящий воздушный корабль, на котором пилоты ежедневно вылетают на боевое дежурство. А вместе с ними заступает «на службу» и коллектив ОП ООО «ЛУКОЙЛ-АЭРО-Самара». И в дождь, и в снег, и в жару, и в мороз они заправляют самолёты. Здесь не бывает выходных.

Перед взлётом МиГ тщательно готовят: авиационные инженеры проверяют работу всех систем, заряжают аккумуляторы, заправляют машину кислородом и, конечно, топливом.

К качеству топлива предъявляются жёсткие требования. От этого зависит надёжность работы систем, а значит, безопасность полёта.

2.jpg

«Крайняя» проверка

Я впервые наблюдала за тем, как происходит заправка воздушного корабля. Хотя меня и убеждали, что это практически как на АЗС, только… И вот в этом «только» кроется вся тонкость процесса.

Топливозаправщик, в ёмкость которого входит 26 кубов топлива, прибывает на военный аэродром. Авиационный инженер принимает топливо и проверяет его качество. Для этого топливозаправщик оборудован системой визуализации качества авиакеросина. Я вам скажу: пульт напоминает приборную доску самолёта!

3.jpg

Как происходит этот процесс? Специальная стеклянная колба заполняется топливом, инженер всматривается в неё и оценивает чистоту: не должно быть воды и механических примесей. Он проводит «крайний» визуальный контроль.

И вот инженер даёт добро. Всё нормально.

Топливозаправщик подъезжает к воздушному судну, раздаточный рукав подцепляют к самолёту. Водитель контролирует процесс. Все действия работников лукойловской организации и военных выверены и точны.

Заправка завершена, машина готова к вылету. Если службы дают добро на полёт, то включаются двигатели, самолёт выезжает на рулёжку и затем на взлётную полосу.

Взлёт МиГ – это дрожь во всём теле, это красота, это мощь. И чтобы это состоялось на земле, проводится огромная работа. Десятки людей обеспечивают безопасность, среди них и лукойловцы.

4.jpg

Наталья ДЕМЕНТЬЕВА, Станислав СЛЮСАРЕВ

Вернуться