сегодня
ЛУКОЙЛ – Прикамью
последний номер
№11 / 4 Июня
ООО «ЛУКОЙЛ-ПЕРМЬ»

ЛИНИИ СУДЬБЫ

О неизвестных страницах биографии Павла Преображенского.

ЛИНИИ СУДЬБЫ

Мы уже сообщали о выходе книги «Геолог удачи. Настоящая жизнь профессора Преображенского» – первой полной беллетризованной биографии выдающегося ученого, первооткрывателя Волго-Камской нефтегазоносной провинции и крупнейшего в мире Верхнекамского месторождения калийно-магниевых солей (эти открытия, по сути, определили нынешнюю структуру экономики всего Пермского края).

Предлагаем вашему вниманию рассказ о книге ее автора, известной пермской писательницы и журналистки Светланы Федотовой.

Архивные сокровища

Казалось, неожиданностей быть не могло: биографией Павла Ивановича Преображенского я занимаюсь давно, еще с 2008 года. Тогда компания «ЛУКОЙЛ-Пермь» готовила большое корпоративное издание, шеф-редактор которого Алексей Нерослов поручил мне написать главу о том, как в Прикамье была открыта нефть. В нашем краевом архиве оказалось достаточно материалов о Преображенском, на основе которых я написала большой очерк о его жизни.

12 лет спустя, в 2020 году, когда мне была дана драгоценная возможность работать с семейным архивом Преображенского, сюрпризов уже не ожидалось: опорные точки биографии были известны и не вызывали сомнений, оставалась только детализация.

Архивных сокровищ семья профессора сохранила множество: письма, телеграммы, фотографии, воспоминания, разного рода справки и даже квитанции о почтовых переводах. В семье оказался и еще один огромный архив: Наталья, дочь Преображенского, переписала от руки документы, которые под расписку брала у вдовы пароходчика, миллионера и основателя пермского университета Николая Мешкова. Нельзя было не скопировать все это: такой материал редко попадает в руки.

7_линии_4.jpgЭкс-министры правительства Колчака под арестом. Преображенский – третий слева. Омск, апрель 1920 года 

Почему не расстреляли?

А дальше началась мистика: материалы, собранные вдовой и дочерью Преображенского, стали сами собой укладываться в повествование как пазл. Складывалось впечатление, словно они заботливо приготовили автору тропу, поставили метки, чтобы не сбился с дороги, положили припасы. Только пройди этот путь до конца!

Следуя этим незримым указаниям, оставленным несколько десятилетий назад, я вышла к ответу на главный вопрос, главную загадку жизни Преображенского, которую пытался разгадать и он сам, и его родственники (в частности, его зять, академик, выдающийся палеонтолог Юрий Орлов). Наталья Орлова (Преображенская) сформулировала этот вопрос так:

«Папа вместе со своими с друзьями пытался найти ответ на вопрос: как случилось, что он уцелел? Из-за того, что был нужным стране специалистом? Но это несостоятельно: были и другие нужные люди, которых тем не менее расстреляли».

Речь идет о знаменитом судебном процессе в Омске в мае 1920 года, на котором профессор как бывший министр правительства Колчака был одним из главных обвиняемых. По итогам процесса четырех экс-министров расстреляли, а Преображенскому определили предельно мягкое по тем временам наказание: «исправительные работы до окончания Гражданской войны».

Очевидно, что на вердикт суда повлияла телеграмма, отправленная Ленину главным пролетарским писателем Максимом Горьким с ходатайством «о смягчении участи Преображенского, нужного стране». Но кто помог запустить процесс фактического помилования Павла Ивановича, кто рассказал Горькому о выдающемся геологе и попросил помощи?

7_линии_3.jpgСудебный процесс в Омске. Май 1920 года

«Рука Мешкова»

Я полагаю, что Мешков. Неизвестно, когда и как Николай Васильевич познакомился с Павлом Ивановичем (ориентировочно в 1914 году), но то, что их объединяли идеи в сфере просвещения, народного образования и общие подходы к жизни – очевидно. Да и черты их характера были похожими: доброжелательность, стремление помочь людям, остроумие.

В бэкграунде Мешкова обнаружилось то, что в 1920 году в ситуации с Преображенским будет представлять особую ценность, – связи: и с Максимом Горьким, и с Лидией Фотиевой, личным секретарем Ленина, Николая Васильевича связывала давняя и крепкая дружба.

Так, Мешков (правда, без фамилии) упомянут в романе-эпопее Горького «Жизнь Клима Самгина»:

«Слух о том, что Савва Морозов и еще какой-то пермский параходовладелец щедро помогают революционерам деньгами, упорно держался… и Самгин озлобленно и уныло думал: "Все может быть. Все может быть в этой стране, где люди отчаянно выдумывают себя, и вся жизнь скверно выдумана"».

Справедливости ради отметим, что в жизни много дорог, и за Преображенского, жизнь которого висела на волоске, перед Омским ревтрибуналом хлопотали и президент Российской академии наук Александр Карпинский, и председатель Московского отделения Геолкома (позднее – руководитель комитета) профессор Анатолий Рябинин, и ректоры ведущих российских вузов, включая ректора Пермского университета Николая Оттокара.

Кстати, как и планету Нептун, обнаруженную «на кончике пера», то есть благодаря математическим расчетам, «руку Мешкова» можно вычислить по «улике», связанной с Пермским университетом. Созданный упрямой волей Мешкова в 1916 году, университет размещался в зданиях, принадлежавших главному пермскому меценату. Хотя советская власть национализировала все имущество Мешкова, он продолжал патронировать университет и, в частности, подбирать для него нужных людей. Соответственно, именно с подачи Мешкова Пермский университет «в связи с организацией открытого при физико-математическом факультете геологоразведочного отделения» выпросил у Наркомата просвещения в свое распоряжение профессора Преображенского.

Летом 1922 года это решение было выполнено – Павел Иванович, отбывавший трудовую повинность на серебро-свинцовых рудниках в Кокчетавском округе, был амнистирован и приехал на работу в Пермь.

7_линии_2.jpgПавел Преображенский

Два памятника

Спустя почти сто лет после описываемых событий, когда руководство Пермского университета стало думать о праздновании векового юбилея вуза, отмечавшегося осенью 2016 года, первым делом вспомнили о Мешкове и решили поставить ему памятник. При этом в ходе возникшей дискуссии пришли к выводу, что нужен еще один памятник, кому-то из знаменитых университетских профессоров. Кандидатур было почти два десятка, и после долгих обсуждений оргкомитет по празднованию юбилея остановился на фигуре Преображенского, причем мотив был, если можно так сказать, «социально-экономическим»: открытия Павла Ивановича формируют почти половину краевого бюджета.

Памятники должны были стоять рядом, в университетском кампусе, но в силу ряда причин скульптура Преображенского была установлена в центре Перми, рядом с офисом «ЛУКОЙЛ-Пермь». Открытие ее состоялось в октябре 2019 года в присутствии президента ЛУКОЙЛа Вагита Алекперова и многочисленных потомков Преображенского.

И только когда оба памятника уже стояли, когда все факты биографии Мешкова и Преображенского были сопоставлены, только тогда и проявилось, что они оба были связаны при жизни неочевидным, но крепким образом. Линии их судьбы не просто пересеклись, но и дали ответ на загадку чудесного спасения профессора: в 1920 году Мешков помог Преображенскому, а памятник меценату стал «спусковым крючком» для увековечивания выдающегося геолога почти век спустя. Время пришло.

Светлана ФЕДОТОВА

Вернуться